НОВОСТИ

В первом матче международного турнира Super Cup национальная сборная России уступила команде Германии со счето...
подробнее...
Форвард «Локомотива-Кубань» Станислав Ильницкий в интервью lokobasket.com рассказал об ожиданиях от сезона, по...
подробнее...
24 августа «Локомотив-Кубань» вылетит в Сербию, где в горах, на тренировочной базе «Копаоник», проведет свой п...
подробнее... все новости

МЕРОПРИЯТИЯ

06.07.2016

29.07.2016
Открытые краевые соревнования по вольной борьбе среди юношей 1999-2000...

подробнее...
10.10.2015

Первенство России по хоккею. Беркуты Кубани - Легион (Волгоград)

подробнее...
07.06.2015

Концерт группы «Scorpions» в Краснодаре

подробнее... архив

Антон Катаев: «Рядом с Шарафаном невозможно не развиваться»


С 30 апреля по 2 мая в Краснодаре пройдет «Финал восьми» Единой молодежной лиги ВТБ, и lokobasket.com готовится к этому событию особенно. Мы расскажем вам все о героях «Локо-2», в которых вы непременно влюбитесь и придете поддержать в главных матчах сезона. Первый в списке — помощник главного тренера Антон Катаев.
_znpbxgyMUE.jpg

Сейчас Антон Катаев помогает Максиму Шарафану в молодежной команде «Локомотива-Кубань», а год назад он еще сам был действующим баскетболистом, играл в «Парме» и поднимал над головой трофей Кубка России. В интервью блогу «Перехват» на Sports.ru Антон вспоминает непростые годы жизни в Санкт-Петербурге, рассказывает, как «плевал в спину» отечественному кинематографу, и заверяет: он — реальный пацан.

— Антон, после прошлогоднего сезона вы закончили карьеру игрока и отправились в Краснодар работать помощником главного тренера «молодежки» Максима Шарафана. Были еще какие-то варианты?

— Да, мне предлагали остаться в Перми и быть помощником тренера в команде ДЮБЛ, а также заниматься развитием детско-юношеских направлений. Нужно было ездить по краю, высматривать талантов, общаться с тренерами из других городов Пермского края. Я выбрал Краснодар, потому что тут работает Максим Шарафан, который стал для меня икс-фактором.

— Вы были знакомы до «Локо»?

— Да, я еще по ходу карьеры готовил себя к тому, что когда завяжу, то буду тренером. Так получилось, что баскетбольный агент Максим Шарифьянов два года назад пригласил меня в свой лагерь, в котором мы и познакомились с Шарафаном. Я поработал с ним буквально 2-3 недели, но этого хватило, чтобы задаться вопросом: «А в какой баскетбол я вообще играю?». Он разбирается в игре на таком уровне… Это супермозг, который очень многому меня научил в баскетболе. И когда я ехал сюда, я знал, что рядом с ним можно развиваться. Даже так: рядом с ним невозможно не развиваться. У него своя философия, свое видение игры, все четко, слаженно, отработано. Вообще не придраться! Я ни разу не видел такого, чтобы кто-то из парней задал Максу вопрос, а он не смог ответить. У него есть аргументированный, полный и правильный ответ на все. Знаете, у игроков бывают конфликты с тренером, но здесь я вообще не представляю ситуацию, в которой это может произойти. Я очень рад, что оказался здесь именно с ним! Так сложилось, что в жизни я часто принимал неправильные решения, а потом жалел о том, что куда-то поехал, что-то сделал… Но здесь я точно знаю, что выбор был правильным.

— Как раз вопрос про выбор. Вы играли на фортепиано, выступали в театре, снимались в кино, были ди-джеем. Как такого человека занесло в профессиональный баскетбол?

— Ди-джеем в клубе я был чисто для себя, это было в удовольствие. А про фортепиано это громко сказано, конечно. Я учился в гимназии, и у нас обязательно было учиться три года игре на каком-нибудь из музыкальных инструментов. Каждый делал свой выбор, а мне на тот момент хотелось играть именно на фортепиано. Я отучился три года, сдал экзамен и сказал, что нет, никогда, ни за что больше за него не сяду.

— Сейчас жалеете?

— Еще как! Это очень классно — владеть каким-нибудь музыкальным инструментом. У меня сейчас есть мечта сесть за барабанную установку. Мне очень нравится бит, я вообще люблю музыку и особенно драм-н-бэйс. Когда у меня появится какое-то свободное время, я обязательно сяду и попробую себя за барабаном.

— Кого в театре играли?

— Я ходил в театральный кружок «Сверчок». У меня даже была главная роль в спектакле «Огниво», роль солдата. Это была не просто театральная постановка, мы при этом еще и пели. Спектакль начинался с того, что я выходил с ружьем в полном обмундировании и пел: «Побили мы своих врагов несметное количество. Теперь домой — приказ таков. Приказ его величества». Занимался в театре я несколько лет, мы ездили по конкурсам, выступали, но потом в мою жизнь пришел баскетбол. Из театра полностью я не ушел, участвовал во всех школьных постановках на День учителя, на Новый год, ну вообще везде, где было можно. Мне это всегда очень нравилось, я с детства любил сцену. Собственно, это мне в дальнейшем и помогло: я для себя понял, что я не испытываю страх перед публикой. Не боюсь говорить перед ней, не боюсь выступать в людном месте. Это очень помогает!

— Вы в Перми даже стритбольный турнир вели.

— Да, с моим другом Евгением Категовым. Это очень крутой, позитивный, хороший ведущий. Он-то, собственно, и привел меня на этот турнир, предложил попробовать. Я весь день нес такое количество ерунды… Но главное, что вроде бы всем понравилось, все смеялись. Думаю, что театр здесь очень помог.

— Чем еще занимались?

— Хотел заниматься карате. Но я пришел на тренировку посмотреть, как это все происходит, и там увидел, как тренер одному из ребят ударил в пресс. Это было частью тренировки, но, наверное, было очень больно. Я впечатлился, испугался и больше не ходил туда. Ну я маленький был, лет 9-10. А баскетбол… В школе на уроках физкультуры начали бросать мяч в кольцо. Интересно, забавно. Стал бросать, стало получаться, а тут еще и рост помог. За школу играл, хотя туда брали вообще всех, кто хоть как-то умел на паркете двигаться. Учитель физкультуры познакомил меня с моим первым тренером Евгением Юрьевичем Пашковым, и тот уже поверил в меня, привил мне любовь к этому виду спорта. Я тренировался много, а в дни, когда у нас не было общекомандных тренировок, он сам арендовал зал в школе, в которой работал учителем физкультуры, и я ездил к нему по вечерам на индивидуальные занятия. С 13 лет он меня брал играть против взрослых мужиков.

— Обычно эти истории заканчиваются фразой «меня там нещадно били»…

— А так и было! Я маленький, 65 кг веса, а против меня выходили здоровые лбы. Очень больно прилетало иногда. Но зато это дало толчок. А в 8 классе, когда мне было 15 лет, Евгений Юрьевич договорился, чтобы меня взяли на сборы «Урал-Грейта». Это был 1999 год. Я особо ничего не делал, просто несколько недель побегал там, посмотрел на своих кумиров, на то, как они тренируются. Но это так меня воодушевило! И даже ведь получалось что-то — то в трехочковых кого-то обгоню, то еще где-то попаду. Тогда я понял, что могу двигаться дальше. За что спасибо, конечно, моему первому тренеру. У меня нет отца, меня вырастила мама, тети, мамины подруги. Но Евгений Юрьевич смог заменить мне отца. Ему в прошлом году исполнилось 60 лет, мы до сих пор общаемся, созваниваемся постоянно. Я с его сыном Юрой очень дружен. Все, что у меня в жизни есть, это все благодаря баскетболу. А в баскетбол меня привел именно первый тренер.

— Театральные навыки вам в баскетболе помогали?

— В баскетболе да, но скорее за пределами паркета. Клубы, в которых я играл, часто устраивали какие-то акции, встречи с болельщиками. Меня всегда отправляли на такие мероприятия. Говорили, что я красиво складываю слова в предложения, и что именно мне нужно участвовать в этих акциях. А я был и не против. Но в самом баскетболе я никогда не проявлял актерские таланты, флопперство — это не про меня.

— Расскажите про фильм, в котором вы недавно снялись.

— Фильм называется «Движение вверх», это лента про великую советскую сборную, в которой играли Сергей Белов, Геннадий Вольнов, Иван Едешко, Алжан Жармухамедов и другие наши великие баскетболисты. Фильм выйдет осенью и будет приурочен к 55-летию победы на Олимпийских играх Мюнхена в 1972 году. Но мне там тоже не удалось проявить какие-то великие актерские таланты, у меня была незначительная роль. Я буквально на несколько секунд показываюсь в кадре, но обязательно показываюсь, потому что я — тот самый югославский баскетболист, который в финале чемпионата Европы 1971 года плюнул в спину Модестасу Пауласкасу после его прохода. По сценарию, я плюю в него, он поворачивается в мою сторону, а я стою и улыбаюсь. Вот это вся моя роль. Она маленькая, но она есть (смеется).

— И она запоминающаяся.

— Да, точно. Режиссер сильно переживал, смогу я сыграть или нет, но после того как я плюнул, улыбнулся и повел дальше мяч, он вышел, пожал мне руку и сказал, что я молодец и отыграл хорошо. И еще добавил: «Молодец, плюнул в спину отечественному кинематографу». Было забавно. Мне давно хотелось поучаствовать в чем-то подобном, а сейчас хочется даже еще больше. Это очень круто. Я посмотрел изнутри, как снимается кино, как пересаживают с места на место актеров массовки, как их отдельно снимают, как работает вот эта огромная камера-паук. Съемки длились недолго, всего два дня, но с 8 утра до 10 вечера. Это был очень интересный опыт, который мне хотелось бы повторить.

— А как вас туда пригласили? Где увидели?

— Саша Белов — сын олимпийского чемпиона Сергея Белова и мой друг — был ответственным за постановки баскетбольных сцен. Он сам бывший игрок и для фильма рисовал комбинации. Он-то мне позвонил и пригласил сняться. Конечно, я согласился. Но получается, что меня взяли туда не потому, что я какой-то особенный или крутой актер, а потому, что я знаю Сашу. Я и жил у него, и возил он меня, и все показал. Мы даже вместе снимались, он играл спортсмена советской команды.

— У вас в соцсетях есть фотографии с Коляном из «Реальных пацанов».

— А это мы снимали ролик, приуроченный к «Финалу четырех» Кубка России в прошлом сезоне. Коля, наверное, самый известный пермский житель, и вот он согласился с нами сняться. По сюжету, он подходит ко мне и говорит: «Антоха, ты давай там пасуй точнее, играй лучше». Давал мне наставления, в общем. Мы взяли голос из фильма «300 спартанцев», где кричали: «Это Спарта-а-а!», а тут я выпрыгивал в кадр и орал: «Это Парма-а-а!». Было весело! Мы снимали это очень рано, у Коли очень загружен график, постоянно съемки. Тем более, у него трое детей… Насыщенная жизнь. Был единственный вариант встретиться — в 6:30 утра. Я проснулся, приехал, мы все отсняли, а потом я поехал на тренировку.

— А до этого вы были с ним знакомы?

— Да, мы живем просто в соседних домах. Не могу сказать, что мы какие-то близкие друзья, но мои хорошие знакомые — это и его хорошие знакомые. Так и познакомились.

— Есть мнение, что в Перми живут только реальные пацаны. Вы из их числа?

— Я да, очень реальный пацан (улыбается). Когда люди узнают, что я из Перми, постоянно говорят: «О, это же «Реальные пацаны»! Ну-ка, скажи что-нибудь». И ты такой всегда: «Не, а чо сказать», и тебе всегда: «О, да, вот это!». В Москве все акают, а в Перми все окают и чокают. Вообще, думаю, у нас просто страна такая, что в ней все — реальные пацаны. Менталитет от любого другого очень сильно отличается. А так, наверное, даже не смогу отличить пермского пацана от московского или питерского, если просто на улице увижу.

Fg1fmKg9JS8.jpg

— Вы же не случайно про Санкт-Петербург вспомнили?

— Я жил там два года. Мне было 25-26 лет, я тогда играл в Суперлиге за команду ТЕМП-СУМЗ из Ревды. Деньги были не такие большие, а тут Алексей Зозулин звонит мне и говорит: «Заканчивай ты свою баскетбольную эпопею и переезжай в Питер». Он на тот момент играл за питерский «Спартак», купил там квартиру. У нас есть общий друг, Сергей, который начал двигаться в направлении недвижимости. И вот мы планировали тоже вложиться немного и работать в этой сфере.

— Сложно было решиться?

— Я долго думал, но в итоге не доиграл сезон в Ревде. В конце апреля переехал, начал работать. Поначалу все складывалось неплохо, мы хорошо зарабатывали с аренды квартир. Но потом это закончилось, студенты перестали ехать в Питер, все замерло. К марту мы обанкротились полностью, да так обанкротились, что просрочили платеж за аренду офиса. Три месяца не платили, как-то приехали, а нас уже опечатали — все компьютеры, столы, документы. Выдернуть это потом так и не смогли. Но мы сами допустили ошибку: когда у нас стали появляться деньги, мы решили, что нам нужен крутой офис в центре города, на Васильевском острове. Сейчас понимаю, что это не нужно было делать. Я потом читал умные книги, и там написано, что одна из основных ошибок новичков в бизнесе — это то, что люди сразу пытаются куда-то вылезти поближе к центру.

— Чем оставшийся год в Питере занимались?

— Работал просто агентом недвижимости, пошел к своему товарищу, у которого тоже было агентство. Я сдавал квартиры, расклеивал объявления, а параллельно попробовал тренировать детей 6-8 лет. Мне тогда повезло, команда была крутая, веселая, с одной семьей и по сей день общаюсь — там парни, когда я уехал, тоже бросили баскетбол и сразу перешли в бокс.

— А уехали потому, что денег не хватало?

— Да. Был момент, когда я весил 90 кг. При моем росте это крайне мало. Нужно было снимать квартиру, которая стоила порядка 20 тысяч рублей, и платить коммуналку. А я получал в этой команде порядка 12 тысяч, плюс сдавал квартиры и хорошо, если еще 15 получал. После оплаты аренды квартиры и проезда в метро у меня почти ничего не оставалось. Я помню, как ничего не ел три дня. У меня совсем не было денег, в кармане была только карточка на метро. Я пил воду из-под крана, чтобы хоть как-то поддерживать организм. Постепенно все равно какой-то заработок появился, но было очень сложно. Я не выдержал, уехал обратно в Пермь.

— А раньше не хотелось уехать?

— Нет. Думал, как так, что я, слабак, что ли. Сидел до последнего. Потом не выдержал, решил, что хватит мучить себя. Но опыт все равно был хороший, я стал по-другому относиться к деньгам, научился их считать. Раньше, когда они появлялись, там все — гуляй, Вася, полетели! Нужно было что-то купить, куда-то сходить. Сейчас все по-другому.

Источник: Sports.ru